Lifestyle. Cоблазнение. Отношения

«Исповедь пикапера»

«Исповедь пикапера»

25 ноября 2015
Просмотров: 306

Сегодня хочу поведать историю, которую рассказал один парень, пришедший на тренинг Ortega Project.

Это отрывок из книги «Год», и, возможно, кто-то из вас увидит в Илье или же себя, или своих знакомых. По сути, это «исповедь пикапера», живого человека, который стремился улучшить свои отношения с девушками.

 


В половину одиннадцатого, как мы и договаривались, подъехал Илья, двадцатитрехлетний работник банка, высокий, немного худощавый и выглядящий уставшим после четырех дней, которые он провел у меня в группе. Предстояло еще два дня нашего общения, до среды, а сейчас я хотел обсудить с ним некоторые вопросы, о которых он не хотел говорить на занятиях, при всех. На мои ответы и разъяснения потребовалось минут двадцать, и после, уже беседуя как два друга, о посторонних вещах, я озвучил стандартный вопрос, который задавал каждому человеку, с которым я работал:

− А почему ты решил именно ко мне идти?
− О, это долгая история, − Илья усмехнулся.
− Время у нас есть. Ты не спешишь?
− Нет, я специально освободился с тобой увидеться.
− Ну так? − я улыбнулся и вопросительно кивнул ему.

Илья поставил кофе в сторону, взял стакан с водой, и, сделав глоток, начал рассказывать. Он поведал мне о том, какой была его история с девушками раньше, пока он не записался на мой тренинг:

− Все началось с одной книги по пикапу, которая, скорее всего, задумывалась как учебник по достижению девушек. Это были переведенные с английского языка материалы по соблазнению и пикапу, которые один автор выдавал за свои. Эта книга перевернула мое сознание и по ней я жил некоторое время. После того как я прошел мастерский курс нлп — стало понятнее содержание книги, но как оно помогает «клеить» девушек, до сих пор было для меня загадкой. И в отношениях с девушками меня это не продвинуло. Справедливости ради, стоит отметить, что после прочтения книги был период, когда я даже стал встречаться с тремя девушками одновременно, но дальше поцелуев дело не зашло – я просто не знал, как себя вести с ними.

Книга скорее настроила мое сознание на восприятие девушек, я стал просто замечать их взгляды и подходить. Редко подходить, переступая через себя и часто чувствуя себя последним идиотом, так как считалось обязательным сказать что-то такое, от чего у девушки навсегда останется впечатление обо мне.

Помню, как я однажды ехал в метро, и вдруг поймал на себе взгляд одной симпатичной девушки, которая сидела напротив, и немного слева. Так случилось, что мы вместе ехали долгое время, переглядываясь украдкой, но, всё же создавая вид, что не смотрим друг на друга. Людей в вагоне было немного, и, в конце концов, после долгих сомнений, угрызений и моральных пинков самому себе, я решился заговорить с ней. Выдав один из заученных шаблонов с какого-то форума – «А мы с вами виделись во сне. Я был в шлеме и на белом коне, а вы прекрасной принцессой». Я до сих пор физически ощущаю ту неловкость, которую я испытывал, говоря эту длинную и ненужно заученную тираду. Но девушка ее блистательно выдержала и дала мне свой номер телефона.

Илья сделал еще глоток и поставил стакан на стол.

Телефоны, кстати, были тем универсальным мерилом, по которому оценивалась вся деятельность начинающих пикаперов. Те, кто еще умудрялся заниматься с девушками сексом после всех подстроек, «свиданок», «прожимов» и прочего — были почти героями.

Так я жил около года. Причем, моя личная жизнь складывалась скорее благодаря тому, что я высокий, симпатичный и начитанный парень, а не благодаря всему тому, что я получал в интернете и от своих собратьев по несчастью. Но это было интересно. Было что-то такое в том, чтобы называть себя пикапером.

Потом случилось так, что меня бросила девушка, и я, решив, что в моей жизни должно быть больше девушек, оказался в первый раз в жизни на пикаперском тренинге. Первое же задание на улице (которое обозначалось термином «полевое») оказалось настоящим кошмаром. Нужно было за определенное время поздороваться с большим количеством девушек. Считалось, что это уберет мою боязнь общения. А я, по совершенно непонятным для меня причинам, испытывал теперь дичайший ужас, как только я приближался к любой девушке. Напарник буквально за шиворот подтаскивал меня к проходящим девчонкам. В зал я вернулся с жалкими двумя телефонными номерами (которые оказались чужими, а не тех девушек) и чувством полного непонимания, что происходит, почему я так себя вел — и что со всем этим делать. Я помню, как вечером того же дня я сидел в Макдоналдсе с ребятами, с которыми вместе проходил тренинг (на вечер тоже были задания), и у меня внутри было все словно выжжено. Взгляд в одну точку, гудящая и абсолютно пустая голова.  Так плохо мне не было никогда.

На следующий день к моему удивлению, стало легче. И закончили второй день мы заряженные эмоциями под завязку, и чувством, что все будет хорошо. Но после окончания тренинга, в понедельник, я не мог даже встать с кровати. Я провалялся весь день и встал на ноги только к вечеру. Чувствовал я себя как лимон, который после отжима решили высушить. Ни одной мысли, не одной эмоции, только дикая усталость глубоко внутри. И никакого желания общаться с девушками. Вообще. Можно сказать, что я оплатил свой входной билет в мир пикапа. Я чувствовал, что прошел огонь и воду, но жизнь не изменилась. Если раньше я встречался с девушками, пусть не менял их каждую ночь, но они были мне действительно интересны, то теперь я уже не мог вернуть то, что было, и не мог даже знакомиться, не говоря уже о сексе.

Потом я попал на «Манежку». Каждый вечер, а иногда и целый день, мы с приятелями находились на Манежной площади — альма-матер всех пикаперов Москвы в поисках девушек. Те же телефоны, те же хлипкие результаты, знакомства с парнями с других тренингов и с такими же новичками, каким я был раньше. Было несколько веселых историй, было движение. Но это и все, что можно сказать о том периоде.

Осенью я пошел на еще один тренинг, теперь уже двухнедельный, который состоял из периодов мощнейших позитивных состояний, когда я делал что-то новое для себя — и мощнейших откатов, когда я чувствовал себя полнейшим лузером, и не знал вообще что будет дальше.

Тренеры заряжали нас эмоциями и отправляли вперед, делать «полевые». Там я научился делать задания, которые тогда казались мне выполнимыми, идти через себя, и, наверное, самое главное, я научился делать все для галочки. Самое главное − дать результат на тренинг.  А как это будет сделано – без разницы. За невыполнение заданий назначали штраф. За опоздания собирали деньги, хотя никто в действительности не понимал, зачем? Ведь если бы то, чему нас учили, было бы действительно ценным – все бы приходили вовремя. Нам объясняли, что это было сделано для организации процесса, но люди все равно опаздывали. А еще на лицах некоторых парней я читал готовность «выполнить штраф», который они прописали перед тренингом, нежели подойти к девушке. Считалось нормальным солгать, и сказать, что все задания выполнены. Я их отчасти понимаю − не хочется быть лузером перед своими собратьями. В итоге, тот, кто больше всех лгал – по завершению тренинга становился местным авторитетом в кругу пикаперов. А большинство историй на перерывах были про то, как у парней что-то не получилось. Причем рассказывали они о своих неудачах с горящими глазами. В общем, была жесткая, но четкая система, в которой унижение и страх наказания ставился на первое место. Женщины были врагами, мясом, и единственным возможным вариантом победы над ними было их трахнуть. Но парни тренеры были веселые. Они немного нивелировали это негативное восприятие действительности с бесконечными ужасными результатами.

Мне лично эта система дала результат − за сутки с небольшим я переспал с двумя девушками. С одной из них я потом встречался почти год. Но при знакомстве с этими девушками я делал все «не по правилам» − я просто общался с ними и чувствовал, что они «ведутся»  – тогда я старался не вспоминать о произошедшем со мной ранее, а просто был самим собой. Уж лучше бы всего моего прошлого опыта вообще не было.

После тренинга я опять угодил в провал. Мне было проще встречаться с одной девушкой, чем знакомиться с другими. Страшно. Были девушки из прошлого, которые иногда приезжали ко мне, и с которыми я спал. Но каждая девушка была лишь для галочки. После секса с ними мне почти всегда хотелось оказаться от них подальше. Удовольствия не было почти никакого, особенно когда я вспоминал, каким образом они попадали ко мне домой. Качество девушек становилось все хуже и хуже и в конечном итоге я стал похож на тигровую акулу, которая жрёт все, что попало. И все сводилось к очередной новой галочке. Это была полоса большого самообмана. Чувств к девушкам (я не говорю о любви − хотя бы влюбленности) хватало максимум на неделю (если я старался) потом я становился к ним равнодушен. У парней, с которыми мы по-прежнему общались после прохождения тренингов и всей информации, которую они переварили − дела были еще хуже. Некоторые вообще не могли ни с кем переспать.

Илья наклонился к столу и сделал глоток кофе, который уже немного остыл:

− Потом еще я ходил на тренинг, который был направлен на развитие коммуникации. Считалось, что мы должны научиться убеждать девушек в том, что они должны с нами спать, а также, информация на нем научит нас убеждать, оказывать влияние, в общем, прокачает по полной программе. У нас вел тренер, который очень старался. Но не так, как надо. В нем всё было не то. – Илья задумался, — более неестественного тренера я не видел никогда. Это чувствовалось в его движениях, в его реакциях на рассказы парней. В его речи. Смех тоже казался неестественным. Он кидался маркерами, постоянно показывал «фак». Хотя информация, которую он давал, в общем, была довольно полезной. Но учиться у него не хотелось. Его поведение и то, как он общался, приобретало какой-то уродливый оттенок. Да таких много, не он один. Не суть.

Я смотрел на Илью, который, увидев красивую, загорелую официантку  улыбнулся ей, а потом опять повернулся ко мне:

− А потом уже, я услышал о тебе. Читал твой жж, видео смотрел, слышал рассказы про тебя и все твои красивые соблазнения. Как девушки сами соблазняют. Что ты совсем другому обучаешь, не как остальные.

Тому, как ты действительно сам делаешь, а не на словах. Это я у тебя и увидел. Поэтому я здесь.
− Ну что я могу сказать, хорошо, что пришел. Может, и во мне разочаруешься со временем, − я усмехнулся.


Понравилась статья? Поделись с друзьями!